Предупреждение преступлений посредством Эффекта Махариши

Автор: ДЭВИД ОРМ-ДЖОНСОН

Институт Науки, Техники и Государственной Политики. Университет Менеджмента Махариши, Файрфилд, Айова.

РЕЗЮМЕ. Криминалисты рассматривают преступления как многостороннюю проблему и считают, что самым лучшим способом их предотвращения является усиления неофициального общественного контроля, который является внутренней склонностью индивидуума к моделям поведения, которые не выходят за рамки закона. Данная статья предоставляет теорию и научные исследования по предотвращению преступлений посредством Эффекта Махариши, который является сильным механизмом увеличения общественного неофициального контроля благодаря увеличению когерентности и снижению стресса на самом целостном уровне общества – в его коллективном сознании. Обзор 15 опубликованных исследований, проведенных в городском, государственном, международном и национальном масштабах, показывают устойчивый результат уменьшения уровня преступности и улучшение качества жизни, когда 1% населении практикует программу Трансцендентальной Медитации (ТМ). Это явление определено термином – эффект Махариши. Обзор также доказывает, что происходит снижение преступности и улучшение качества жизни, когда группы с количеством человек равным квадратному корню из 1% населения и вместе в одном месте практикующие более сильную программу ТМ-Сидхи. Это явление называется  расширенным эффектом Махариши. Теоретически такая трансформация возможна благодаря тому, что программы ТМ и ТМ-Сидхи  способны предоставить непосредственный опыт единого поля природного закона в самой простой форме человеческого сознания – в трансцендентальном сознании, которое приводит жизнь в соответствие с природным законом. Данная программа является легкой для исполнения и высоко эффективна как основной фактор защиты от преступности.

В течение очень долгого периода времени данные статистики показывали, что количество убийств в американских городах было значительно выше в сравнении с городами других стран. Сегодня наши города продолжают быть самыми опасными в мире. В 1960 году общее количество преступлений в Америке начало расти. С 1985 году возросло количество убийств среди несовершеннолетних  для белого населения на 50%, для черного на 300%. В большинстве других индустриализированных государствах также наблюдается большое увеличение уровня преступности, по крайней мере, в имущественных преступлениях. В глобальном мировом масштабе встает проблема разложения культурных, семейных, общественных ценностей (Вильсон, 1994). Преступления являются многосторонней эпидемией, в которую вовлекается фактически каждая сфера общества – криминальная юридическая система, здоровье, образование, экономика, благосостояние общества (Бюро юридических бюллетеней, 1993). Заключением последнего обзора является то, что для предотвращения преступности мы должны обратиться к основным вопросам о фундаментальной структуре общества (Шерман, 1997а).

Пересмотр подходов профилактики преступности

Ответственность за снижение национальных преступлений лежит на Департаменте Юстиции (ДЮ), который тратит ежегодно свыше 3 миллиардов долларов на программы по предотвращению преступности. Конгресс объявил  независимые научные оценки этих программ, чтобы создать информационную основу, благодаря которой можно разработать разумную политику национальных фондов (Фрилей, Сарат, 1980; Шерман и др., 1997). Однако, согласно 25 летним обзорам и затратам в 100 миллионов долларов большинство этих оценок являются противоречивыми,  слабо контролируемыми и невозможно сделать выводы, какая программа по предотвращению преступления работает, а какая нет (Рубинштейн, 1977; Шерман, 1977а).

Тем не менее, теория и практические исследования в области криминологии предоставили определенное представление о программах по предотвращению преступлений. Большинство людей сдерживается от совершения преступления, как говорят криминалисты, благодаря неофициальному общественному контролю – каждый человек связан с семьей, обществом, государством, которые отводят индивидуума от криминального образа поведения и направляет на полезную жизнь в обществе (Шерман, 1997б; Тайтл, Логан, 1993). Когда неофициальный общественный контроль нарушается, то правительство должно создавать официальные контролирующие организации, чтобы поддерживать порядок в обществе: полицию, тюрьмы, большее количество законов (Блэк, 1976; Вильсон, 1994). Большое количество преступлений в нашем обществе указывает на то, что в значительной степени нарушен неофициальный внутренний социальный контроль, что принуждает Конгресс тратить 75% от фондов направленных на профилактику, на полицию и криминально-юридические программы. Это необходимо для того, чтобы справиться с нахлынувшей на данный момент опасностью преступлений, но это является всего лишь кризисом в управлении, а не  настоящим предотвращением преступности.

Недавний обзор научных исследований в данной области рекомендует создавать программы предотвращения преступности многоступенчатыми и предназначенными для разных уровней общества – семьи, школы, производства, полиции и криминальной юстиции одновременно (Шерман и др., 1997). Это необходимо, потому что факторы риска для совершения преступления являются сильно взаимосвязанными (Хоуп, 1995; Орм-Джонсон, 1994; Шерман, 1997б). Криминальные группировки, насилие в семье, хаотический беспорядок в школах, безработица, криминальные районы – все это находится во взаимодействии с увеличением вероятности преступлений. Факторы риска на всех уровнях общества необходимо изменить на факторы защиты, такие как крепкая привязанность родителей к детям, последовательные дисциплинирующие модели поведения для детей (Хирши, 1969), наблюдения и поддержка сообществ (Брейтуэйт, 1989), счастливые браки, сильные школы, жизнеспособные условия труда на работе (Самрсон, Лауб, 1993).

Оценка того, что работает на каждом уровне общества, является комплексной, потому что программы с одинаковым  названием могут отличаться в содержании, также выполнение программ может быть различным в разных областях. Программа, которая работает в одном обществе, не может работать в другом (Шерман и др., 1997). Конечно, нам нужно определить какие программы официального социального контроля являются лучшими для решения текущей проблемы преступности. Но для более эффективного предотвращения преступлений в будущем, нам необходимо знать какие программы являются лучшими для развития внутреннего неофициального социального контроля.

Обзор исследований внешнего официального социального контроля.

В общем, одной из самых эффективных стратегий для внешнего социального контроля является то, что полиция должна обратить свое внимание на серьезных правонарушителей и на районы с высокой степенью криминальности (Шерман и др., 1997). Полиция занимается работой, включающей дополнительную занятость в областях с повышенной криминальной обстановкой. Полиция обращает внимание на серьезных регулярных правонарушителей, задерживает подозреваемых в преступлениях связанных с домашней агрессией и насилием, задерживает за нарушение закона о запрещении вождения автомобиля в состоянии алкогольного опьянения. Многообещающие полицейские программы включают в себя патрулирование и выявление нелегального ношения ручного огнестрельного оружия и нулевая допустимость незначительных нарушений. 

Научные исследования показывают, что следующие  полицейские программы не работают: нерегулярное патрулирование с применением запугивающих мер, таких как избиение, более быстрое реагирование на звонки 911, внимательное наблюдение соседей, аресты молодежи за незначительные правонарушения, задержание безработных, подозреваемых в домашних скандалах, аресты и применение суровых мер за распространение наркотиков, поддержка общественного порядка (в местах отдыха и развлечений), считается, что эти полицейские программы  не совсем отчетливо сосредотачивают свое внимание на преступлениях (Шерман и др., 1997).

Программы работы в тюрьмах очень похожи на программы работы полиции, и работа выглядит лучше, когда она сосредоточена на серьезных преступниках. Но распространенные программы, основанные на страхе, являются менее эффективными, чем реабилитационные программы, которые развивают неофициальный социальный контроль. Работают программы, направленные на обезвреживание преступников, которые неоднократно совершают преступления.

Не  работают в тюрьмах те программы, которые в своей основе используют военные  тренировочные модели или другие грубые и жесткие программы, подвергающие испытанию шоком и страхом и альтернативные меры воздействия, основанные на общественных работах. Аналогично,  школьные программы, основанные на пробуждении чувства страха и призывами к морали, не являются эффективными (Шерман и др., 1997).

Другие программы официального социального контроля имеют место в контролировании криминогенных предметов торговли и потребления, таких как алкоголь, наличность, огнестрельное оружие в общественных местах, таких как аэропорты, транзитные системы (Кук, 1995). Кроме того, существуют приборы обнаружения оружия для охраны мест большого скопления людей, например, в аэропортах, также по возможности уменьшается инвестирование денежных средств и  времени, чтобы обезопасить потенциальные криминальные места. (Шерман, 1997b). Служба безопасности, огни, заборы, камеры, и сигнальные системы имеют трудно определимую эффективность (Шерман и др., 1997). Также такие методы могут только отклонять преступления к другим областям чем в целом уменьшить их количество (Барр, Пиас, 1990).

Возможно, что самый большой недостаток формального социального контроля состоит в том, что он превращает общество в крепость. (Шерман, 1997a), крайняя степень которого, в свою очередь, ведет к тоталитаризму. Ясно, что как демократичное общество, мы должны найти способы воспитания неофициального социального контроля, который является нашим приоритетным фактором в предотвращении преступлений.

Обзор исследований неофициального социального контроля

Возможно, что общественные усилия увеличения полицейской законности в бедных районах можно уменьшить в пределах сферы распространения неофициального социального контроля. Исследования показывают, что такие программы являются многообещающими. Исследования также показывают положительные результаты работы программ в тюрьмах, которые помогают преступникам справиться со своими проблемами, например, тюремно-групповое терапевтическое лечение наркоманов-преступников и структурированные программы реабилитации, сосредоточенные на индивидуальных факторах риска (Шерман и др., 1997).

Программы работы в школах включают разъяснение ожидаемого поведения, например, антихулиганские кампании, которые обучают необходимым когнитивным навыкам для социальной адаптации, обучают самообладанию, и,  которые улучшают всю школьную организацию так, чтобы школы могли выполнять свою первичную миссию – обучение основным навыкам и умениям (Шерман и др., 1997).

Имеется также устойчивые данные, что вовлечение молодых людей в трудовой рынок для законной работы, предотвращает преступность (Годфредсон, 1985; Сэмпсон и Лауб, 1993), и  Биржа Труда, таким образом, уменьшает склонность к преступности у своих клиентов. Имеется также противоположное свидетельство Министерства Труда и Занятости,  что профессиональная подготовка не уменьшает количество преступлений у групп молодежи с высокой степенью риска (Шерман, 1997a). В принципе, однако, исследования моделей поведения показало, что наказание нежелательного поведения, пока в то же самое время обеспечивается усиливающаяся положительная альтернатива, является мощным средством для сокращения антисоциального поведения. Если у людей будет альтернативный способ, чтобы исполнять свои желания, который не повлечет наказания, то они вскоре воспользуются этой альтернативой.

Постановление Конгресса акцентировало свое внимание на преступлениях молодежи и на способствующим этому факторах риска, которые находятся в семье, школе, и окружающей общественной среде. Хотя преступления обычно совершаются в подростковом,  юношеском возрасте, опыт показывает, что лучше начинать использовать программы предотвращения преступности в более раннем возрасте. Обзор показал, что программа предотвращения преступности в юношеском возрасте не работает среди молодежи в криминальных районах риска с высокими показателями степени риска (Харрел, 1996). Однако, стратегия обучения родителей трудных детей в подростковом возрасте работает, и посещения домашней няни в раннем детстве являются эффективными средствами в предотвращении правонарушения несовершеннолетними подростками (Шерман и др., 1997).

Несмотря на такие успехи программы предотвращения преступности имеют большие ограничения даже в многообещающих семьях, школах, и сообществах. Этим программам трудно закрепиться и быть эффективными в городских, высоко-криминальных и бедных районах, где они больше всего необходимы. Как сделать эти программы эффективными и является главной задачей исследований по предотвращению преступности (Шерман, 1997a).

НОВЫЙ ПОДХОД К ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ ПРЕСТУПЛЕНИЯ: УВЕЛИЧЕНИЕ КОГЕРЕНТНОСТИ В КОЛЛЕКТИВНОМ СОЗНАНИИ ДЛЯ УСИЛЕНИЯ НЕФОРМАЛЬНОГО СОЦИАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ

Данная статья описывает радикально новый подход предотвращения преступности, хотя он и имеет  древние корни. Целью этого подхода является усиление неформального социального контроля непосредственно изнутри самой базовой структуры общества, создавая когерентность в коллективном сознании. Коллективное сознание определяется как всеобщее поле сознания, которое связывает всех индивидуумов в обществе (Дилбек, Каванауф, Гленн, Орм-Джонсон, Миттлфехлд, 1987; Махариши Махеш Йоги, 1977а; Орм-Джонсон, 1994; Орм-Джонсон, Александер, Дэвис, Чандлер, Ларимо, 1988).

Коллективное сознание в социальных науках

Пока современная социальная теория классически рассматривает человечество как существование онтологически самостоятельных личностей, имеет место то, что самая древняя традиция философской мысли на Западе — идеалистическая — сохранила или, по крайней мере, подразумевает, связь людей на уровне сознания. В принципе, укрепление этой связи может быть средством для уменьшения уровня преступности.

Несколько теоретиков – основателей социальных наук – предложили концепции коллективного сознания, хотя практическое применение этих идей для снижения уровня преступности до настоящего времени не было развито. Густаф Фечнер, который первым стал изучать сенсорные пороги (психофизика), описал единство или непрерывность общего сознания, лежащего в основе прерывного сознания каждого отдельного индивидуума, которое, в принципе, является доступным через простое понижение порога сознающего опыта (Джеймс, 1898/1977). Уильям Джеймс, которого называют отцом американской психологии, предположил, что мозг может служить для отражения или передачи этой первоначально существующей универсальной области сознания, которая является трансцендентальной, бесконечной непрерывностью, лежащей в основе феномена бытия мира. Джеймс утверждал, что факты экспериментальной нейронауки аналогично могли  поддержать эту модель передачи как более общую парадигму того, что сознание является снова произведенным в каждом индивидуальном мозге (Джеймс, 1898/1977). Психология, однако, не развила эту теорию в эмпирическую науку с практическим применением.

Эмиль Дюркгеим (1897/1951), основатель современной социологии, предположил, что индивидуумы в обществе являются объединенными, лежащим в основе коллективным сознанием (стр. 307-320). Он описал это коллективное сознание как «ум» общества, образованного тогда, когда «сознание индивидуумов, вместо того, чтобы оставаться изолированными, становится сгруппированным и объединенным» (стр. 310). Дюркгейм полагал, что количество самоубийств можно было бы объяснить качеством коллективного сознания, и,  в принципе, и преступность тоже. Но он не предложил никакие способы для улучшения качества коллективного сознания, чтобы уменьшить количество самоубийств или решить другие проблемы в обществе.

К сожалению, эти различные точки зрения о коллективном сознании не стали основой социальных наук, потому что широкий диапазон человеческого опыта остался необъясненным. Результаты переживания поля единого сознания обычно испытываются как ощущение того, что кто-то, даже на расстоянии, направляет внимание на Вас, только, чтобы выяснить, что это, действительно, так (Шлитц, 1996). Другие примеры включают: интуицию или сновидения относительно родственников или друзей, которые оказываются верными; когда появляется мысль позвонить кому-нибудь и при этом вдруг звонит телефон и это оказывается тот самый человек, которому Вы хотели позвонить; улучшение состояния больного с диагнозом смертельной болезни после молитвы за его исцеление. За последние годы такие явления были экспериментально исследованы с увеличенной методологической строгостью, и были получены небольшие, но статистически надежные результаты. (Доссей, 1989; Радин, 1998; Шлитц, 1996). Возможно, что матрица векторов внимания от напряженных, застрессованных личностей, проникая через общество, создает такую коллективную обстановку, которая увеличивает количество преступлений, и приводит к появлению других проблем? Это является нашим каждодневным опытом, когда мы ощущаем качество сознания семьи, когда мы входим в дом, или сознание города, когда мы въезжаем в город, или сознание страны, когда мы пересекаем национальную границу. Может быть, что стресс в семье, городе, в государстве, и во всемирном сознании влияет на уровень преступности и на другие социальные проблемы? Концепция, что поле сознания влияет на индивидуумов в обществе, оспаривает исключительно материалистическую точку зрения, которая широко распространена в обществе, но она соответствует мнению многих известных ученых новой физики, которые установили фундаментальную роль сознания в природном законе.

Коллективное сознание и современная физика

Артур Эддингтон, который экспериментально подтвердил общую теорию Эйнштейна принципа относительности, предположил, что «понятие Универсального Разума или  Логоса должно быть, я думаю, довольно вероятным выводом из существующего состояния научной теории; по крайней мере, оно находится в гармонии с ней» (процитировано Доссей, 1989, стр. 125). Может ли существовать способ приведения человеческой жизни в гармонию с тем, что Эддингтон называет Универсальным Разумом, организовывать жизнь в обществе гармонично, без преступности,   системой, свободной от проблем? Будем считать, что некоторые ведущие ученые нашего времени постулировали связь между сознанием и физической реальностью.

Расхождение науки и строгого материализма было мотивировано потрясающим открытием. Было обнаружено, что на квантовом уровне, твердая материя является абстракцией, непроявленной реальностью — волновой функцией, которая не имеет никакого конкретного расположения, ни других определенных физических свойств. Однако, когда сознание проявляет изображение для наблюдения или измерения, коллапсы волновой функции  проявляют определенную, материальную действительность нашего знакомого мира (Фэрвелл, 1996). Комментируя данное открытие, Юджин Вигнер (1967), Нобелевский лауреат и инициатор теории измерений, написал:

Когда область физической теории была расширена, чтобы охватить микроскопические явления, через создание квантовой механики, понятие сознания выдвинулось снова на передний план: невозможно было формулировать законы квантовой механики полностью последовательным способом независимо от сознания... Можно предварительно предположить, что представленный философский подход квантовой механики останется постоянной особенностью будущих физических теорий; останется тем замечательным способом, по которому будут развиваться наши последующие концепции, и, что само изучение внешнего мира приведет к заключению, что содержание сознания является окончательной, предельной реальностью... Физики считают невозможным дать достаточное описание атомных явлений независимо от сознания (стр. 172, 186).

Макс Планк, который обнаружил квантовое явление и стал отцом квантовой механики, непосредственно утверждал: «Я расцениваю сознание как фундаментальную категорию. Я расцениваю материю как производную сознания» (процитировано: Клейн, 1984). Через какое-то время эта точка зрения была аналогично выражена и другими выдающимися учеными-физиками, например,  Артуром Эддингтоном как «наполненный разум» и Вольфганом Паули как «единство всего существующего» (процитировано Досси, 1989, стр. 124). В обзоре статьи по квантовой механике, опубликованном в Научном Американском журнале, французским физиком Бернардом де’Эспагнатом, который подвел итог в данной области,  утверждая: «Доктрина, что мир состоит из объектов,  существование которых является независимым от человеческого сознания, оказывается в конфликте с квантовой механикой и с экспериментальными данными» (1979, стр. 158). Если сознание является тесно связанным с объектами мира, то наше сознание также может создавать прямое влияния на общество, которое выражается во влиянии на уровень преступности?

Эрвин Шредингер, который получил Нобелевскую премию за разработку уравнения Шредингера и наиболее широко использовал математический аппарат в квантовой теории, писал: «Разум установил объективный внешний мир естествоиспытателя из своего собственного наполнения» (Шредингер, 1958/1967, стр. 131). Шредингер продолжал: «Причина, почему наши ощущения, восприятия и размышления субъекта нигде не пересекаются в пределах нашей научной картины мира, может легко объяснить в семи словах: потому что это и является самой картиной мира» (там же, стр. 138). Поддерживая эту точку зрения, современная нейронаука признает, что размер, форма, цвет, текстура, видимость и все другие качества объекта опыта однозначно не определены внешним миром, но являются только характеристиками субъективного опыта (Фарвел, 1996; Фарвел и Фарвел, 1995). Сотни экспериментов показали, что даже обычное человеческое сознание проявляет небольшое, но статистически надежное прямое влияние на фундаментальные уровни природного закона. Например, внимание может фактически изменять результат случайных процессов, даже произведенные квантовыми механическими событиями (Фарвелл, 1996, Джахн, Дунне, Нельсон, Добинс, Брадиш, 1997).

Еще одна разработка в современной науке должна быть отмечена, прежде чем мы исследуем отношение этих открытий в физике к предотвращению преступности. Это – открытие единого поля  природного закона. Развитие науки всегда происходило в направлении открытия все более и более объединенных уровней природного закона. Например, электричество и магнетизм первоначально мыслились как две различные силы, но затем было обнаружено, что это два различных аспекта электромагнитного поля. Эйнштейн руководствовался своей труднопостигаемой интуицией, что наиболее фундаментальным уровнем природы является единственное единое поле, и теория суперструны подтвердила подлинность его представлений, предлагая теорию единого поля,  объединяющую все существующие силы и поля (Шварцчайлд, 1985; Валдроп, 1985). Отношение этих потоков знания для улучшения условий человеческого существования, включая предотвращение преступности, было обнаружено Махариши Махеш Йоги (Махариши Махеш Йоги, 1977b; Махариши Махеш Йоги, 1986a; Махариши Махеш Йоги, 1996).

Коллективное сознание в Ведической Науке Махариши

В то время как современная наука обеспечила интеллектуальное понимание единого поля природного закона, Ведическая Наука Махариши обеспечивает прямой опыт единого поля –  наипростейшую форму человеческого сознания, состояние наименьшего возбуждения сознания, трансцендентального сознания. Так как единое поле является источником порядка в природе, то нервная система, которая непосредственно получает опыт этого поля, постепенно привыкает функционировать в согласии с этой целостной основой всех законов природы, таким образом, уменьшая и, в конечном счете, удаляя проблемы, включая преступность.

Практическая прикладная программа для переживания опыта единого поля сознания и установления жизни в согласие с природным законом использует в своей основе технику Трансцендентальной медитации (TM), которая позволяет установить разум из его активной фазы мыслительной деятельности и восприятия в основное состояние трансцендентального сознания. Из слов Махариши (1977а):

Техника Трансцендентальной Медитации является простой процедурой без усилий, которая позволяет успокоить возбужденный разум и достигать состояния наименьшего возбуждения. Данное состояние является состоянием внутреннего бодрствования без объекта мысли и без объекта восприятия, только чистое сознание, сознающее собственную безграничную природу. Это целостность, сознающая и познающая себя, это отсутствие различий, это отсутствие разделения на субъект и объект — это трансцендентальное сознание. Это поле всех возможностей, где весь созидательный потенциал существует целостно, установленный в бесконечности, но непроявленный. Это является состоянием совершенного порядка, форма, из которой возникают все  законы природы (стр. 123).

В результате повторяемого непосредственного опыта единого поля в состоянии трансцендентального сознания, жизнь индивидуума эволюционирует и поддерживается природой (Махариши Махеш Йоги, 1994). В соответствии с современной криминологической  теорией, единое поле можно назвать окончательным источником неофициального социального контроля — самоконтроля, который помещает, устанавливает индивидуума в гармонию с окружающей средой и обществом без необходимости использования внешнего источника принуждения.

Махариши (1972) при помощи простой аналогии объясняет, как опыт единого поля природного разума за короткое время укрепляет индивидуальность и приводит жизнь индивидуума  в гармонию с обществом. Он утверждает:

Когда существует сок, который снабжает листья, то каждый отдельный лист, каждый отдельный лепесток обогащен, но в то же время, имеет значение и объединение – та область, где все лепестки и листья становятся едиными также усиливается. Таким образом, зеленое становится более зеленым; красное становится более красным. Сок усиливает и поддерживает многообразие, интегрируя все аспекты в единое целое. Когда лепестки оживляются, то объединенные в единое лепестки, цветок в целом становится свежим и пышным. Целое и части развиваются одновременно. (Урок 10).

Результаты более 600 исследований, проведенных в 200 университетах и исследовательских институтах показывают, что практика программы ТМ укрепляет различные качества индивидуумов,  в то же самое время это объединяет индивидуума с обществом (Чалмерс, Клементс, Шенклюхн,  Уэйнлес, 1989; Орм-Джонсон, Фарроу, 1977; Уаллас, Орм-Джонсон, Диллбек, 1990). Используя термин криминолистики – уменьшение фактора риска совершения преступления, программа ТМ оказывает влияние на индивидуума, включающее уменьшение стресса, напряжения (Эпплей, Абрамс, Шеар, 1989; Валтон, Левитски, 1994; Валтон, Левитски, данное издание), повышение серотонина – низкий уровень серотонина находится в соответствии с криминальной агрессией (Бьюджиати, Рэйдерер, 1976; Валтон, Левитски, 1994; Валтон, Левитски, данное издание); уменьшение враждебности, агрессии и рецидивов у заключенных тюрьмах (Абрамс, Зейгель, 1978; Блэйк, Абрамс, 1987; Орм-Джонсон, 1981); уменьшение токсикомании (O'Коннел, Александер, 1994); увеличение удовлетворения работой, увеличение производительности труда, улучшение отношений с инспекторами и коллегами (Шмитуилк, Александер, Свэнсон, 1996); увеличивает количество счастливых семейных союзов (Арон, Арон, 1982); способствует улучшению атмосферы в школе (Нидич, Нидич, 1988); ускоряет процесс познания и развивает индивидуальность (Александер и др., 1990; Александер, Рейнфорт, Гельдерлус, 1991; Крансон и др., 1991; Александер, Орм-Джонсон, данное издание); увеличение уровня академической успеваемости (Нидич, Нидич, 1989; Нидич, Нидич, Рэйнфорт, 1986); и улучшение эффективности полиции (Анклесария, Кинг, 1993). Также можете ознакомиться и с другими статьями в данном издании.

Ведическая Наука Махариши утверждает, что изменения,  происходящие в индивидууме, распространяются повсюду в обществе через единое поле коллективного сознания. Mахариши (1977a) описывает коллективное сознание и взаимное отношение индивидуумов следующим образом:

Только качество сознания индивидуума определяет качество его мыслей и поведения, также  существуют и другие типы сознания для общества в целом: коллективное сознание каждой семьи, города, государства или нации, имеет свою собственную действительность (реальность) и возможность для роста. Качество коллективного сознания является прямым чутким отражением уровня сознания индивидуумов, которые составляют данное общество… Обогащенное коллективное сознание далее обогащает индивидуальное сознание. Таким образом, через взаимное обогащение индивидуального и коллективного сознания, рождается идеальное общество (стр. 91, 138).

Исходя из этой точки зрения, застрессованные личности способствуют возникновению стресса в коллективном сознании, который снова влияет на каждого человека в обществе,  увеличивает вероятность совершения преступлений и появление других проблем. Чем больше подвергнуты стрессу и напряжению личности в обществе, тем больше становится застрессованным  коллективное сознание. Это обычно приводит к необходимости более тоталитарного государства для обеспечения некоторого подобия порядка в обществе. С другой стороны, когда личности переживают опыт трансцендентального сознания, которое является единым полем природного закона, их вклад на коллективное сознанию становится более когерентным. В результате общество становится все более и более объединенным присущим ему внутренним контролем, который возникает из самого фундаментального уровня порядка в природе, из единого поля.

Еще один принцип должен быть упомянут, прежде чем вернуться к исследованию этой теории в области предотвращения преступности. Это принцип, согласно которому когерентность является более мощной, чем некогерентность, которая обнаруживается повсюду в природе. По отношению к преступности этот принцип означает, что сравнительно небольшое количество индивидуумов, функционирующих более когерентно, могут преодолевать некогерентное влияние части населения, которая подвергнута стрессам и напряжениям. Когерентные элементы системы оказывают свое влияние пропорционально их числу, возведенному в квадрат, в то время как влияние некогерентных элементов распространяется только на их количество. Исходя из этого, Maхариши определил, что, когда количество людей, практикующих программу ТМ, превышает только малую долю населения — порядка 1 % — влияние когерентности распространится по всему обществу. Этот прогноз был экспериментально подтвержден большое количество раз и был назван Эффектом Maхариши в честь Maхариши (Борлэнд, Лэндриф III, 1977; Орм-Джонсон, 1994). Обзор исследований относительно Эффекта Maхариши следует ниже.

В 1976 с момента введения более продвинутой программы ТМ-Сидхи ожидался более мощный эффект (Maхариши Махеш Йоги, 1996). В то время как программа ТМ позволяет установить  разум в трансцендентальном сознании, то программа ТМ-Сидхи обучает разум думать и действовать из трансцендентального сознания, распространяя волны когерентности по всему обществу. Исследования индивидуумов показало, что программа ТМ-Сидхи приводит к более широкой дистрибуции внутри мозга реакции мозга к сенсорному входу, также к увеличению в амплитуде кортикальных и мозговых реакций к соматосенсорным стимулам (Любимов, 1992; Петренко, Oрловa, Любимов, 1993). При добавлении к программе ТМ программы ТМ-Сидхи происходит резкое и продолжительное увеличение когерентности в показаниях в ЭЭГ (Oрм-Джонсон, Уаллас, Диллбек, 1989c; Трэвис, Oрм-Джонсон, 1990), особенно показания ЭЭГ когерентны в тех параметрах, которые связаны с творческим потенциалом, обучаемостью, моралью и неврологической эффективностью (Диллбек, Oрм-Джонсон, Уаллас, 1981; Джедржак, Tумей, Клементс, 1986; Нидич, Ринкардс, Абрамс, Oрм-Джонсон, Уаллас, 1983; Oрм-Джонсон, Хэйнес, 1981). Одним из аспектов программы ТМ-Сидхи являются йогические полеты, при которых когерентность электроэнцефалограммы (ЭЭГ) является максимальной в момент отрыва от земли, и наблюдается устойчивая активность альфа волн, указывая на стабильное интегральное влияние трансцендентального сознания на активность (Oрм-Джонсон, 1988, Oрм-Джонсон, Клементс, Хэйнес, Бадави, 1977; Трэвис, Oрм-Джонсон, 1990). Программа ТМ-Сидхи интегрирует и омолаживает всю систему сознание – тело, что выражается в увеличенной неврологической эффективности (Уаллас, Миллс, Oрм-Джонсон, Диллбек, E., 1983), повышенной эффективности обучения (Диллбек, Oрм-Джонсон и др., 1981), повышенной чувствительностью и увеличенным балансом эндокринных систем (Уэмер и др., 1986; Уалтон, Паг, Гельдерлус, Макрае, 1995), происходит уменьшение физиологических показателей биологического возраста (Джедржак, Бересфорд, Клементс, 1985). Кроме того, в результате исследований было обнаружено, что, когда группа, практикующая программу ТМ-Сидхи вместе в одном месте, по количеству человек превышает квадратный корень из 1 % населения, то наблюдается измеримый результат в большом снижении уровня преступности в обществе. Это явление известно как Расширенный Эффект Махариши (Диллбек и др., 1987; Хэйгелин, 1987; Махариши Махеш Йоги, 1986a; Oрм-Джонсон и др., 1988).

 

Краткий обзор исследований эффекта Махариши вынесен на отдельную страницу. Что бы перейти на нее нажмите здесь.

 

Недавний обзор исследований предотвращения преступления предположил, что исследования в этой области должны отражать три главных вопроса (Шерман и др., 1997). В контексте Эффекта Махариши, этими вопросами являются:

1) Какие независимые результаты предоставляет Эффект Махариши?

2) Какие условия требуются для работы Эффекта Махариши?

3) Какова финансовая эффективность Эффекта Махариши?

Какие независимые результаты предоставляет Эффект Махариши?

Результаты 15 исследований, рассмотренных выше, намного превышают критерии, которые применяются в настоящее время для определения работающих подходов предотвращения преступления. Текущим определением для работающей программы предотвращения преступления является: «по крайней мере, подтверждение двумя исследованиями с высоким уровнем методологических требований, с превосходством доказательства, поддерживающего то же самое заключение» (Шерман и др., 1997, Приложение: Методы исследований, стр. A-4, A-6). Объем выборки всех исследований Эффекта Махариши является намного большим, чем для любого другого исследования относительно предотвращения преступления. Все исследования Эффекта Махариши, по крайней мере, распространяются в масштабах города, в то время как никакие предыдущие исследования предотвращения преступлений не достигли городского уровня (Шерман и др., 1997). Исследования Эффекта Махариши обычно охватывают достаточно более длинные периоды времени, чем предыдущее исследования –  до 15 лет (Диллбек и др., 1988). Все исследования Эффекта Махариши или использовали группу контроля, или статистически контролировали другие известные переменные, влияющие на уровень преступности; использовалась статистика, соответствующая современному состоянию для получения логического выводного знания, чтобы выявить количественные значения и причинные логические выводы. Измеренные переменные представляли собой объективные, публично доступные данные, которые обычно используются в статистическом отчете ФБР о Едином Показателе Уровня Преступности. Хотя, как известно, количество сообщений о преступлениях недостаточно полно отражает фактическое количество преступлений, но данный источник погрешности может рассматриваться как постоянная константа в базисной линии экспериментов, и контрольные условия не должен повлиять на общие выводы, особенно, когда результаты повторялись много раз.

В контексте предыдущих исследований программ по предотвращению преступлений, которые показали ограниченную эффективность и неопределенность (Шерман и др., 1997), данные исследования действительно являются замечательным открытием. Знаменитый обозреватель исследований Эффекта Махариши, с 30 летним опытом работы в сфере академических исследований, обучения, а также в сфере международных отношений, констатировал:

Можно сделать заявление, что практическая перспектива социального влияния данного исследования значительно превышает любую другую действующую социально-психологическую программу исследования. По этой причине данное исследование является единственным, которое наряду с теорией, заслуживает наиболее серьезного оценочного рассмотрения объединением социальных наук. (Эдвардс, 1990, стр. 3).

Так как эмпирические факты без теоретического контекста не составляют науку, то необходимо рассмотреть независимые результаты, предоставляемые Эффектом Махариши  с точки зрения теории. Поскольку мы видели, что предположение о существовании единого поля сознания, лежащего в основе природы находится в согласии с квантовой теорией поля. Влияние одних индивидуумов на других на расстоянии является феноменом «действия на расстоянии». Физика объясняет данный феномен «действия на расстоянии», например, как явление радиоволн или как явление гравитации, если использовать термины теории поля, то – это электромагнитное поле (ЭM) и гравитационное поле, соответственно. Какое поле может быть посредником «действия на расстоянии», которое является очевидным в Эффекте Махариши? Низкий уровень ЭM полей влияет на биологические системы, включая нервную человеческую систему (Адей, Бовин, 1977). Однако, ЭM излучение, испускаемое человеческой нервной системой, оказывается величиной слишком малого порядка, чтобы быть обнаруженной другим человеком на расстоянии (Орм-Джонсон и др., 1988). Другие фундаментальные силовые поля — сильные и слабые взаимодействия и гравитация — не имеют также соответствующих требований, чтобы быть прямыми посредниками между людьми. Хэйгелин (1987) предположил, что Эффект Махариши является установленным посредством воздействия единого поля благодаря внутренней нелокальной структуре в пространственно – временном масштабе.

Хагелин (1987) указывает, что, если результат является созерцанием единого поля, то не обязательно следует уменьшение функция обратного квадрата с увеличением расстояния от источника, как это имеет место с другими известными полями. Здесь имеются, однако, известные, связанные с расстоянием различия во влиянии, связанном с Эффектом Махариши. Например, уровень преступности уменьшается в городах, в которых программу ТМ практикует 1 % от общего количества населения, но не в других городах (Диллбек, Ландрит III, др., 1981). Ведическая традиция, которая является источником программ TM и TM-Сидхи, отмечает это влияние расстояния. Например, Йога Сутра Патанджали (перевод 1912 / 1978), которая насчитывает тысячи лет своего существования, говорит: «Tat sannidhau vairatyagah» (Йога – Сутра, 2.35). Махариши Махеш Йоги (1998) переводит это выражение следующим образом: «В зоне влияния Йогических полетов – в зоне единого, интегрированного, когерентного и гармоничного влияния – конфликтные тенденции не возникают» (стр.11).

В данной модели, уменьшение уровня преступности в Эффекте Махариши является частичным, потому что расширена эффективность всех других программ предотвращения преступности. Исследования показали, что влияние «действия на расстоянии» программ TM и TM-Сидхи уменьшает факторы риска совершения преступления, например, таких как безработица и инфляция. (Каванауф, 1987; Каванауф, Кинг, Эртуна, 1989; Каванауф, Кинг, Титус, 1989) Изменения  других факторов риска включают уменьшение алкогольного потребления, разводов, а также  улучшения в показателях переменных качества жизни, например, таких как самоубийства, количество гражданских судебных дел, потребление сигарет, загрязнение, несчастных случаев на дорогах, инфекционные болезни, и уровень смертности по всем другим причинам (Диллбек и др., 1987; Орм-Джонсон и Гельдерлус, 1988). Исследования предотвращения преступности показали, что школьные программы, которые полностью изменяют климат школы, являются более эффективными, чем частичные, постепенные подходы (Шерман, 1997a). Эффект Махариши расширяется этот целостный подход до наиболее целостного уровня общества, до коллективного сознания, которое влияет сразу на все факторы рисков.

2) Какие условия требуются для работы Эффекта Махариши?

Так как в основе Эффекта Махариши лежит фундаментальный уровень природного закона, который является автономным, независимым от каких-либо внешних причин, кроме себя самого, то Эффект Махариши является независимым от каких-либо определенных внешних условий. Единственным требованием является то, чтобы 1 % населения практиковал программу TM или группа с количеством человек больше, чем квадратный корень из 1 % населения, практиковала программу TM-Сидхи вместе и в одном месте. Например, исследования показали, что Эффект Махариши является независимым от местной культуры, что проявилось в его эффективности в таких разнообразных странах, как США, Индия, Пуэрто-Рико, Канада и Филиппины (см. Эмпирические исследования. Раздел: Ссылки).

Исследования других методик предотвращения преступности обнаружили, что эффективность программ предотвращения преступности в какой-либо области является условием  неформального социального контроля другими учреждениями, например, дома, школы, различные сообщества. К сожалению, предыдущие программы предотвращения преступности были наименее эффективны в районах с высоким показателем уровня преступности, которые нуждаются в них больше всего (Шерман и др., 1997). Напротив, результаты, полученные при исследовании Эффекта Махариши, включая «действие на расстоянии» или влияние поля, могут внедряться в области с  высоким уровнем преступности. Во всех исследованиях Эффекта Махариши, медитирующие не являлись преступниками, однако преступность стала отсутствовать.

Актуальным является демонстрационный проект в Вашингтоне (Федеральный округ Колумбия), округ, который был известен в мире в 1993 году как столица убийств. Во время проведения этого проекта, практикующие программу TM-Сидхи, приехали в Федеральный округ Колумбия из более чем 50 стран и медитировали в своих отелях. Нападения, изнасилования, и убийства уменьшились в городе на 23 %. Этот результат был предсказан заранее, и его нельзя было бы объяснить изменениями в действии полиции, погодными условиями или другими переменами. Кроме того, другие показатели социального напряжения и стресса уменьшились в Вашингтоне, и национальное правительство стало более эффективным (Хэйгелин и др., 1999).

Потенциальное значение имеет этический интерес относительно влияния на других людей на расстоянии без их согласия или даже при их согласии. Это не является реальной проблемой, потому что в любом случае каждый индивидуум в обществе всегда влияет на всех остальных индивидуумов через коллективное сознание. Реальная проблема включает в себя вид влияния, который приносит каждый индивидуум: или  напряжение и стресс, или когерентность. Является ли этическим напряжение и стресс индивидуума в обществе, когда имеются доступные средства для уменьшения стресса и напряжения индивидуума и созидания когерентности? Является ли ответственным допускать любое правительственное колебание в обстановке коллективной некогерентности, тратя впустую миллиарды долларов, что не дает эффективного решения проблем, в то время, когда когерентность может быть легко создана, которая приносит поддержку полезным свершениям?

Преднамеренно можно предложить другой потенциальный этический интерес. Необходимо подчеркнуть, что ни у кого из индивидуумов, практикующих программы TM и TM-Сидхи, нет намерения иметь особый вид влияния. Медитирующие не желают уменьшения уровня преступности или чего-нибудь еще во время практики этой техники. Они просто практикуют невинную процедуру, которая позволяет установить мозг в трансцендентальном сознании, поддерживать единое поле природного закона. Когерентность создается в индивидууме и в обществе как побочный продукт прямого опыта индивидуумом единого поля. Единое поле проявляется во влиянии на каждого индивидуума, которое полностью поддерживает жизнь каждого индивидуума в обществе как бесконечная организующая сила.

3) Какова финансовая эффективность данного подхода снижения уровня преступности?

Стоимость преступности в США в 1990 году была оценена в 200 миллиардов долларов. Это включает 80 миллиардов долларов федеральных, государственных расходов и расходы местных органов власти на криминальную юридическую систему (Бюро юридического бюллетеня, 1993; Отчет Конгресса о состоянии бюджета, 1990), полицию и исправительные заведения (Кохэн, 1990). В данную сумму также включаются другие 120 миллиардов долларов, связанных с расходами потерпевших на медицинское обслуживание и потерей собственности (Кохэн, 1990).

Уменьшение уровня преступности благодаря Эффекту Махариши и Расширенному Эффекту Махариши будет зависеть от процента включенного населения. Исследования, рассмотренные выше, использовали группы с минимальным количеством человек, которое требуется для выполнения необходимого условия, то есть количество человек, практикующих программу TM должно составлять 1 % от общего числа населения или квадратный корень из 1 % населения города, государства или страны, практикующие программу TM-Сидхи. Среднее уменьшение уровня преступности при этих условиях во всех исследованиях составило приблизительно 15 %. Однако, по оценкам исследований,  возможно намного большее уменьшение уровня преступности благодаря вполне развитой программе предотвращения преступности, основанной на Эффекте Махариши, уменьшение уровня преступности составит 50 %  (Орм-Джонсон, 1994). Полная программа повлечет за собой расположение групп, практикующих программы TM и TM-Сидхи на трех уровнях: городском, государственном и мировом (Махариши Махеш Йоги, 1986b).

Одним из предложений является установить группы размером приблизительно 1000 человек в 50 главных урбанизированных областях США, наряду с группой приблизительно 10000 человек (что превышает квадратный корень из 1 % населения всего земного шара и в шесть раз больше квадратного корня из 1 % национального населения) в Вашингтоне (Федеральный округ Колумбия), чтобы охватить национальный и международный уровень. Основываясь на изменениях, наблюдаемых в предыдущих исследованиях относительно Эффекта Махариши, запроектированная долгосрочная прибыль такой программы была бы более чем 600 миллиардов долларов ежегодно, благодаря результатам снижения уровня преступности, стимулировании экономики, уменьшению издержек здравоохранения, и уменьшению расходов, связанных с несчастными случаями на автодорогах (Орм-Джонсон, 1994). Если бы каждый участник проекта получал хорошую заработную плату (соответствующую стандарту проживания в государстве), и были построены или арендованы средства для проведения программ группами, практикующими TM и TM-Сидхи, стоимость этого проекта будет составлять только малую часть финансовых сбережений к стране. (Для точных деталей относительно издержек такого проекта, роли личности в позиции руководства необходимо связаться с Университетом Менеджмента Махариши в Файрфилде, штат Айова). Практическим значением всех исследований относительно Эффекта Махариши является то, что данный подход «действия на расстоянии» обеспечивает замечательно эффективный, но неиспользуемый фактор предотвращения преступности. Данное свойство генерировать когерентность в коллективном сознании и таким образом усиливать неформальный социальный контроль на каждом уровне общества является уникальным способом предотвращения преступлений; если должным образом поддерживать этот метод, то он может стать главным средством уменьшения уровня преступности в городе, государстве и даже на международном уровне.